Главная | Книга воспоминаний | ВСПОМИНАЮТ СВЯЩЕННИКИ

ВИДЕТЬ КРАСОТУ

Священник Алексий Грачев
...Думаю об отце Геннадии, и, прежде всего, вспоминается его обращение при встрече: «Братцы мои дорогие!..» Такими словами он встречал своих собратьев-священников, да, думаю, и не только их, а всех близких своих друзей. А близких у него было так много, что, наверное, нельзя и сосчитать...

Мне не так часто приходилось сослужить отцу Геннадию, но одну его особенность я давно знал, и привык к ней. Да, наверное, не только я, но и другие друзья-священники. Особенность эта состояла в том, что главное для отца Геннадия была исповедь. То есть, не исповедь, конечно, как процесс сам по себе, а исповедь как облегчение сотен и тысяч душ человеческих, исповедь, как реальная и зримая помощь его — священника, батюшки — своим грешным и слабым чадам духовным. И ради этой помощи, ради их облегчения он жертвовал всем.

Исповедовать он, как правило, начинал задолго до начала службы. Ho вот мы, сослужащие ему, начинаем Часы. Кончились Часы, третий и шестой, начинается литургия. Отец Геннадий исповедует, не сходя со своего места, не прерываясь. Подходит Херувимская. Обычно уж на Херувимской-то любой настоятель с исповеди приходит в алтарь. Мы переглядываемся — где отец Геннадий? Он так и не появился — выслушивает чьи-то беды, скорби, и сам скорбит с кем-то о его грехах...

Потому что о грехах своих бесчисленных духовных чад он именно скорбел, переживая чужую боль как свою. Да и нельзя так сказать — «чужая боль», потому что для него любая боль была его болью.

И вот эта его бесконечная отзывчивость придавала особые черты его священническому облику. На приходе своем он был, конечно, настоящим отцом. Ho этого мало. Он был не только отцом, он был любящей матерью для своих духовных детей. Именно матерью, готовой всегда жизнь свою за своих чад положить. Впрочем, теперь все увидели, что он не только готов был это сделать — он это сделал. Положил жизнь за други своя...

Вообще, к жизни своей он относился не то чтобы небрежно, — нет, так сказать нельзя, потому что жизнь он любил и умел наслаждаться ею. Ho за жизнь он никогда не цеплялся. Невозможно представить отца Геннадия, бегающего утром трусцой «ради здоровья». Совершенно невозможно. В жизнь он бросился как отважный пловец в море житейское. Бросился, чтобы плыть, бороться с волнами, чтобы достичь берега. И вот — он его достиг...

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология