Главная | Народная культура | СКАЗКА О МЕРТВОЙ ЦАРЕВНЕ» А.С.ПУШКИНА (ПОЭТИКА СИНТЕЗА ФОЛЬКЛОРА И ЛИТЕРАТУРЫ)

Так, царица-мать должна умереть по фольклорной схеме.

Но она не просто умирает, как в фольклорной сказке, а умирает от любви и верности: «Восхищенья не снесла / И к обедне умерла». Функция верности становится мотивировкой смерти царицы-матери. Это не противоречит фольклорному сюжетному ходу. Но по смыслу «поворот» чисто пушкинский. В фольклоре (не только в сказке) от «восхищения» никто не умирает. Эта своеобразная мотивировка понадобилась Пушкину для того, чтобы через симметрическое расположение образов (мать - дочь - мачеха) и контрастный параллелизм образов (царица-мать и царица-мачеха, мать и дочь, царица-мачеха и царевна) выразить мысль о жизненном многообразии мотивов поступков и их результатов. Сказочный канон воплощает лишь основное устремление жизни, какой она должна или не должна быть по представлениям народа. У Пушкина эти нормы поведения, как и в народной сказке, представляют, с одной стороны, царевна - положительная норма, с другой, царица-мачеха - отрицательная норма. Первая за скромность, добросердечие и верность награждается, вторая за эгоизм, злонравие, завистливость наказывается. Царица-мать «выбивается» из канона. Она противопоставлена обеим: мачехе и дочери. Мачехе царица-мать противостоит в самом главном: мать воплощает доброе начало - любовь и жертвенность, мачеха - себялюбие и злость. Но обе умирают: одна - от «восхищенья», другая - от «тоски», потому что обе сосредоточены исключительно на своем чувстве: первая - верности и любви, вторая - зависти и злобе. Не случайно обе неподвижны, постоянно смотрят в одну точку: царица-мать до боли в глазах смотрит из окна в поле на снег (песенный символ печали, даже смерти), а мачеха то и дело глядит на саму себя в свое волшебное зеркальце. Обе представляют крайности поведения, воплощают мысль о губительности всякой односторонности в жизни.

Певец гармонии А.С.Пушкин жизненную норму видит как раз в движении и многообразии человеческих проявлений. Эту «норму» поэт воплощает в образе царевны. Она унаследовала от матери белизну лица и чистоту души, она соперничает с мачехой во внешней красоте, но она противостоит не только мачехе, а обеим царицам: царевна отличается от них именно многообразием проявлений ее человеческих качеств. Именно в образе царевны сливаются народный и пушкинский идеал женщины. Так проявляет себя закон синтеза в художественном мире Пушкина. Этот закон действует и в отношении к образу мачехи - главного, даже единственного антагониста царевны, если не считать Чернавки, которая выполняет приказание царицы. В фольклорных сюжетах мачеха, как и мать, осуществляет только сюжетную функцию: служит причиной отсылки падчерицы (например, в сказке «Морозко») или появляется, чтобы погубить царевну (в пушкинской записи народной сказки). А в «Мертвой царевне» Пушкина царица-мачеха наделяется ярко выраженным себялюбием, которое тоже не придает ей свойства характера, но объясняет появление зависти и все дальнейшие поступки царицы. В отличие от фольклорного прототипа, ее действия приобретают мотивированный характер, причем сам мотив - зависть - не выдуман Пушкиным, а также взят из фольклора. Таким образом, поэт строит причинноследственную цепь, которая не просто движет события, но и обнажает их внутреннюю пружину - логику появления и действия зависти.

Действительно, в экспозиции произведения, где охарактеризованы главные участники будущих событий, царица-мачеха не противостоит царевне, во всяком случае о недовольстве мачехи по поводу существования падчерицы ничего не говорится. Изначально новая царица не является носительницей абсолютного зла, как отрицательные персонажи в народной сказке. Мало того, мачеха наделена внешней красотой и умом, чего в фольклоре тоже не бывает. Но в ее портрете, составленном из ряда общих черт, выделяется все же одна, которая станет причиной появления зависти к падчерице, - «своенравие», т.е. восприятие самое себя как высшей

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология