Главная | Фантастическая литература. Статьи. | К вопросу о роли интуиции в науке.

род суждения - «логическое (теоретическое) суждение»

Прежде всего, обозначим род суждения - «логическое (теоретическое) суждение», однозначно относящееся к классу определяющих суждений (т.е. «дедукция»). Заметим, что такого рода суждение, дедуктивное, с точки зрения гносеологического концепта Канта в целом выглядит наиболее естественным, во всяком случае, наиболее фундаментальным. Ибо дедукция как познавательная процедура обнаруживает себя уже на уровне простого чувственного созерцания (как «первого познания»). Где чувственные данные. А их «данность» обусловлена, по Канту, трансцендентальными a priori пространства и времени «подводятся» под категории (т.е. уже «данные» универсальные правила конституирования и регулирования) как продукт спонтанной деятельности рассудка, вследствие чего (и плюс на фоне отнесения чувственных данных к единству самосознания), собственно говоря, и становится возможным созерцание Мира, феноменальной реальности - такой, как мы её знаем. А далее, по мысли Канта, эта дедуктивная процедура попросту транспонируется на более высокий уровень, уровень интеллекта, оборачиваясь «способностью логического (теоретического) суждения». И естественно, что одной из трёх высших познавательных способностей - способности суждения - Кантом уделено немало внимания уже в «Критике чистого разума» (собственно, именно ей посвящена вся книга Аналитика основоположений).
-
Однако способность суждения хоть и подробно рассматривается в «Критике чистого разума», но в усечённом виде - будучи ограничена лишь разговором о способности «логического суждения» - как «чистой» (логически безукоризненной) разновидности определяющего суждения (способность подводить частное под заданное общее - понятие, принцип или даже юридический закон). Соответственно, в «Критике способности суждения» Кант к этому виду суждений больше не возвращается, лишь упоминая о нём во Введении к КСС (точнее, в обоих Введениях) при необходимости. В КСС, таким образом, внимание Канта целиком концентрируется как раз на противоположном воплощении способности суждения - способности рефлектирующего суждения (т.е. «индукция»). Что, по счастью, согласуется и с нашим интересом.

Третья Критика, как известно, поделена у Канта на две книги - «Критика способности эстетического суждения» и «Критика способности телеологического суждения». Сначала несколько слов о второй.

При чуть более тенденциозном (как в нашем случае) рассмотрении легко увидеть, что Кантово «телеологическое суждение» оказывается аналогом (содержательным) процедуры «неполной индукции»; процедуры, напомню, логически не убедительной, результатом которой выступает «правдоподобное предположение» (или, что вполне уместно здесь отметить на будущее, «эмпирический закон», как это же называется у Канта). Что касается самого термина, то за словом «телеологическое» тут попросту скрывается ещё аристотелевская идея «конечной» или «целевой причины». Поскольку же процесс восхождения от частного к общему методом неполной индукции предполагает сопоставление ряда предметов, точнее, некоторых свойств предметов (абстрагируя при этом от других). По принципу сходства - например, сравнения «органических тел» с целью выяснения предположительно универсальных принципов их функционирования, какого рода примеры Канту представлялись наиболее показательными, - способность суждения «для собственных нужд», исходя из потребности стимулирования собственно действия как попытки обобщения (так сказать, «само-стимулирование») должна исходно допустить на каком-то основании, что само это сравнивание имеет положительную перспективу; что результат («правдоподобное предположение», или «эмпирический закон») вообще достижим. В качестве подходящего в этом смысле эвристического принципа и выступает идея о «целевых причинах», или, если как у Канта, принцип «объективной целесообразности»: «Все эти пущенные в ход формулы: природа идёт кратчайшим путём

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология