Главная | Научно-популярный блок | К вопросу о роли интуиции в науке.

«принцип дополнительности»

Н.Бор, предложивший т.наз. «принцип дополнительности» - забавная интеллектуальная увертка, лишь подтверждающая, что истинно Гипотезы не способны вступать в отношения друг с другом (если им это искусственно, со стороны либо излишне экзальтированного, либо весьма неординарного субъекта не навязано).

Думаю, достаточно примеров. Зафиксируем очевидную корреляцию (вернее, две параллельных корреляции). Если некто придерживается позиции «преемственности научных гипотез», то для него излишне идентифицировать различные типы индукции - «неполную» и «иррациональную»; соответственно, у него нет и необходимости признавать роль интуиции в науке, ибо в случае преемственности (т.е. «непрерывности») она лишь затуманивает представление о процессе. Если же, напротив, субъект придерживается упомянутой выше позиции Куна (это если всё же не оставаться совсем голословным, но сослаться на известного методолога; сюда же, разумеется, следует причислить и Л.Фейерабенда), в рамках которой предполагается совершенно нормальным явлением фундаментальное «различие» (в терминах Юма) между Гипотезами, то, в силу признания безоговорочной новизны каждой рождаемой в отдельно взятом учёном Уме гипотезы, следует утвердить в правах и феномен «иррациональной индукции», индукции

- как проявления неординарной способности, склонности некоторых отдельно взятых Умов напрочь порывать с общепринятыми формами рассуждений и умозаключений, можно сказать, с общепринятыми (на том или ином историческом отрезке) представлениями о «логике мира», а если шире - порывать с Традицией. Короче говоря, необходимо будет согласиться, что благодаря таким вот склонностям-способностям некоторые Умы время от времени и выплёскивают из себя новые, неожиданные для окружающих коллег Гипотезы, впоследствии получающие развитие в виде принципиально новых Картин мира (той или иной степени локальности). То есть - Умы эти производят на свет истинно Новое знание.
-
И если всё так, то и вопрос: что мы знаем о подобных человеческих «склонностях-способностях» человеческого ума? Кто из философов (психологов, социологов, нейрофизиологов) пытался заглянуть в лицо этой тайне, хотя бы задаться (публично) этим вопросом? Ответ - Иммануил Кант. Именно его на вершине карьеры вдруг заинтересовала эта «тайна», тайна творчества (тайна «иррациональной индукции», если в терминологии предшествующего изложения).

Что за представление он себе по этому поводу составил - вопрос не простой, требующий тщательного (и, что не менее важно, целенаправленного) исследования и сопоставления некоторого ряда Кантовых текстов. Однако для начала необходимо, по крайней мере, однозначно зафиксировать сам факт: Канта, на определённом этапе его философских изысканий, указанная проблема живейшим образом интересовала, и он пытался - в рамках своего гносеологического концепта - рассмотреть возможность её решения. Предварительному обоснованию (пока что в редуцированном виде) этого факта и будут посвящены два следующих параграфа, весь незамысловатый смысл которых сведётся к некоему «переводу» всей той терминологии, в которой была очерчена проблема иррациональной индукции выше, - на терминологию, в которой она же описывается у Канта (а терминология у него, как известно, ещё схоластическая, видимо, в целом удовлетворявшая склонность Канта к строгости, однозначности выражения мысли). Но терминология - это всего лишь «упаковка» (я сначала написал тут «форма», но данное понятие имеет столь глубокий, притом имеющий непосредственное отношение к рассматриваемой проблеме смысл, который вообще-то ещё надлежит раскрыть, что предпочёл исправить это слово на то, которое есть), и если гипотетический читатель убедится, что - при «переводе» - собственно содержание («упаковки») не страдает, то я позволю себе считать текущую (предварительную) цель достигнутой.

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология