Главная | Книга воспоминаний | ВСПОМИНАЮТ СВЯЩЕННИКИ

ПРЕИМУЩЕСТВО СВЯЩЕННИКА

Священник Сергий Николаев
Невозможно представить отца Геннадия праздным. Он всегда занимался делом, с раннего утра до поздней ночи. А дел у него хватало. Одни только священнические требы занимали, наверное, полжизни.

Когда думаешь сейчас: а какое качество было у него главным, определяющим, то, почему-то, приходит на ум слово «бесконфликтность». Действительно, он был настолько гармоничен, что никакой конфликт как бы не входил в его мир, не возмущал его. И это при том, что каждая исповедь сваливалась на него горами слез, ссор, обид, взаимной нелюбви! Уж он-то, казалось бы, узнав так много плохого о человеке, должен смотреть на мир не через розовые очки! А он и не смотрел через розовые очки. Любые иллюзии, любая экзальтация была чужда его здоровой душе. Просто за шелухой повседневного сора он видел мир в его существе, в его чистоте. Той первозданной чистоте, которая была при начале творения... И не только мир природы, но и мир человека.

Оттого и все его пейзажи совершенно бесконфликтны. Ведь он рисовал просто прекрасный Божий мир. Если слово «просто» подходит к столь невозможному, к столь трудному занятию.

Вот и в церкви, где он был настоятелем, у него была одна главная цель — сохранение мира. А ведь это — самое трудное в любом человеческом обществе.

Мы, люди, так или иначе, но любим обсуждать других, пересуживать, осуждать. Отец Геннадий поглощал все. Он был сделан как будто из ваты, и все наши острые углы, все наши колючки и камни, как- то терялись и успокаивались в нем... Одна прихожанка сказала о нем: «Он нас смирял своим смирением». Это точно сказано, очень точно.

...Я хотел бы рассказать один случай, связанный с его отношением к священству. He к своему только священству, но вообще — священству как таинству.

Как-то раз, вскоре после своего рукоположения во священники, я в очередной раз приехал к нему. He помню, о чем шел разговор, но я, выражая какие-то свои тяжелые переживания, сказал: «А у меня такое чувство, что я не спасусь». Отец Геннадий не просто удивился моим словам, он как-то даже возмутился: «Как ты можешь так говорить? Ведь ты же священник!..»
Я, в свою очередь, опешил от его слов и замолчал. Что же получается? Неужели он считает, что мы спасемся только потому, что мы — священники? Неужели уверен в своем спасении и не боится Суда? Этот вопрос так меня занимал, что я буквально мучился им. И когда мы снова встретились какое-то время спустя, я, наконец, смог задать ему вопрос, который не давал мне покоя: «Отец Геннадий, а священник на Суде имеет какое-то преимущество? » И он убежденно и твердо ответил мне: «Никакого!».

И все встало для меня на свои места. Я понял, что он хотел сказать мне в прошлый раз. Я священник, и, значит, я теперь уже не имею право на безнадежность, уныние,отчаяние. Я священник и, значит, на мне лежит сугубая ответственность и сугубый долг. И единственное мое «преимущество» на Суде состоит в том, что с меня спросится гораздо больше и гораздо строже...

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология