Главная | Народная культура | ИСПЫТАНИЕ КУЛЬТУРОЙ

Председатель колхоза «Память Ленина»

Председатель колхоза «Память Ленина» (в самом этом названии что-то грустное, человеческое) Дмитрий Прасолов (впоследствии оболганный и репрессированный) убежден: «Людей нужно жалеть как людей, а не как, скажем, лошадей: встанут на работу или не встанут». Хотят они поздно ночью кино смотреть или не хотят, надо у них спросить, а не командовать, не понукать. Действительно, человек - мера всех вещей, напоминает суровому времени Твардовский. Вчерашний батрак, а ныне председатель крупнейшего колхоза, Прасолов доказывает это своими помыслами и делами. У него вызывают восторг «ребятишки, одетые в синие костюмчики и делающие на площадке гимнастику», его радует, как они едят в столовой из чистых тарелок - у каждого свой прибор, а дома - из общей миски обкусанными деревянными ложками. Он доволен тем, что на столбе висит неразбитый фонарь, и сам столб не расшатан, потому что лошадей привязывают к специально установленной коновязи. Причем он понимает: «Это признак внешний, не основной, но характерный признак разницы между деревней и колхозом, признак культурности, новой общественной дисциплины, хозяйственности, порядка, признак, наконец, города». А иначе зачем было срывать крестьянина со своей земли? Не для упрощения же хлебозаготовок, как позднее писал В.Овечкин, созданы колхозы, а для улучшения жизни каждого крестьянина, полагал Твардовский. В «Дневнике председателя колхоза», как и в других очерках, не только картины жизни одного хозяйства, но и своего рода проект будущего колхозной жизни, свое видение итогов «великого перелома». Прасолов реализует этот проект, отдавая ему все силы души и ума. А что в нем невозможного? Просто чуть более высокие требования к себе и окружающему, повышенная жажда порядка и красоты: «Изгороди прямые, подправленные новыми кольями. На околице чисто подгреблено, подметено. Смотреть на это приятно и радостно; это уже не деревня с поваленными плетнями, с соломой, таскающейся по улице за ногами, с разбросанными дровосеками». Уже в иную, более культурную жизнь, включается каждый колхозный ребенок.

Казалось бы, назад ходу нет, все решено и все пойдет по ступенькам вверх. Однако печник Харлампий Михайлович, непревзойденный мастер своего дела, одобряюще наблюдая за всем, что привносит новая жизнь в деревню, в колхоз вступать не спешит, на уговоры отделывается шутками и намеками на свой индивидуальный «интерес», сыплет народными присловьями, поет старинные песни. В какой-то степени это двойник Никиты Моргунка, выбирающий путь жизни по своему усмотрению, а не по указке и под угрозами. Твардовский и в суровых обстоятельствах сплошной коллективизации оставляет за человеком свободу выбора, как и за собой свободу художественных решений. На такое способен только человек глубокой культуры и повышенного природного достоинства. В очерке «Бывшая деревня Борок» зримо проступают контуры колхоза завтрашнего дня. Здесь «уже во всем чувствуется глубоко сознательная работа и радение о завершенности и красоте». Люди вступают в колхоз не для того только, чтобы получить хлеб и картошку с общего урожая: «Они любят свою землю, и улучшают, и украшают ее по своему замыслу». Этот душевный порыв настолько важен для Твардовского, что он снова и снова, почти в том же словесном оформлении, выговаривает его: «Они любят и украшают свою землю, землю своей родины». Пожалуй, впервые в строках о деревне и крестьянстве прозвучало у Твардовского слово «родина» - раньше это была просто земля, своя или чужая, общее поле или собственная узкая полоска вряд ли кто заметил появление этого слова в лексиконе Твардовского, постигающего жизнь русского крестьянства на разломе времен. В нем затаенный призыв к единению в одном доме-стране, призыв не к ненависти и борьбе, а к примирению и созиданию.

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология