Главная | Книга воспоминаний | ПАСТЫРСКИЙ КРЕСТ | ВЕРНОСТЬ

Помню, я испекла такой пряник в первый раз и подарила ему.

Он ахал, охал, говорил, что недостоин, наконец, взял с благодарностью. Ho вот прошел месяц или около этого — замечаю, что батюшка как-то смущается, мнется, как будто что-то хочет сказать. И наконец, выдавливает из себя: «Понимаешь, у нас с твоего пряника глазурь начала осыпаться... Может быть, ты сможешь его отреставрировать?..» И ведь он совершенно всерьез был готов реставрировать пряничную «роспись» — такое благоговейное отношение было у него к любому творчеству...

Потом он мне говорил, что эти пряники очень выручали его, когда по храмовым делам надо было ездить на прием к разному начальству. Каждый раз надо что-то дарить, а что? А пряник подаришь — и лицо человека расплывается в улыбке...

И еще случай с пряником:как-то раз я подарила большой пряник в виде храма. Батюшка с матушкой водрузили его на почетное место в своем доме, а сами уехали в Бердянск всей семьей. Возвращаются, встречаемся в храме и матушка говорит: «Знаешь, Оля, мы так твой пряник берегли. А приехали и видим — мыши все кресты съели. Ну тогда уж и мы решились его доесть...»
...Когда отец Геннадий умер, меня заново пронзило ощущение все той же давней проблемы — страх смерти, страх греха... Отец Геннадий умер так же, как и жил — поучая нас, подавая пример. Ведь смерть всегда внезапна, как бы ты к ней ни готовился. И он как будто показал нам — как христианин может умереть даже внезапной смертью. Как тихо и никого не тревожа он может уйти...

Перед самой смертью своей он успел сказать мне очень важные слова, касающиеся не только духовной стороны жизни, но и просто — социально-житейской. Он знал, что я учу детей рисовать, сам благословлял меня когда-то на это, следил за ходом дел. И вот после всенощной на Благовещение, когда я уже отходила от него после исповеди, он благословил меня и сказал с какой-то особой настойчивостью: «А детей учи. И не бросай учить, даже если у тебя останется один ученик!..» И эти его слова стали для меня настоящим заветом, который я стараюсь исполнить...

...Может быть, именно со смертью батюшки я осознала, что такое Церковь, что такое церковная жизнь. Потому что Церковь оказалась — все мы, окружавшие его, знавшие его и любившие. Мы стали одной семьей. Да, между нами могут быть трения и разногласия, как они бывают в семье. Ho, так же, как и в семье, эти разногласия покрываются взаимной любовью.

И еще: Церковь — это верность. А верность — это, может быть, самое ценное качество. Ведь самое опасное, что нас подстерегает в жизни — это неверность, предательство. И недаром вся история Христа и христианства — это история веры и верности одних, и предательства других...

И ради верности можно, мне кажется, пожертвовать очень многим. И люди, с которыми нас соединил отец Геннадий — это верные люди. Это наши родные люди.

Ho мало того — Церковь и после батюшкиной смерти не просто живет, а расширяется, произрастает. И в нашей жизни появляются новые люди, такие важные для нас, что мы без них уже не можем жить...

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология