Главная | Народная культура | Образы войны и земледельческого труда в романе м. А. Шолохова «тихий дон»

Подобные предзнаменования сопровождают и начало гражданской войны

Подобные предзнаменования сопровождают и начало гражданской войны на Дону в 1917 году. Казаки возвращаются с германского фронта в родные куреня, но ощущение предреволюционной угрозы настигает их здесь. Хутор Татарский томится в ожидании новых сражений красных с белыми, и картина природы строится на мотиве грядущих бед и испытаний: над хуторами и станицами нависает темная туча, готовая разразиться страшными раскатами грома и сильным вихрем. «Вечерами из-за копий голого леса ночь поднимала калено-красный щит» месяца, который сиял «кровяными отсветами войны и пожаров». Покрытые льдом деревья звенели, как стальные стремена, «будто конная невидимая рать шла левобережьем Дона, темным лесом, в сизой тьме, позвякивая оружием и стременами». Тревожное состояние передается домашним животным: «Лошади и быки, лишаясь сна, бродили до рассвета по базам. Выли собаки, и задолго до полуночи вразноголось начинали перекликиваться кочета».

По замечанию Л. Г. Сатаровой, «образ невидимой рати, как бы восставших теней предков с их могучим и непостижимым инстинктом воинов, идущих не то покорять чужой край, не то защищать родную землю. Все это придает изображаемым событиям мощь, масштабность древнегероического эпоса...». Это описание мрачного предзнаменования очень напоминает начало похода князя Игоря на половцев в бессмертном «Слове о полку Игореве»: «На другой день совсем рано кровавые зори свет возвещают; черные тучи с моря идут, хотят прикрыть четыре солнца, а в них трепещут синие молнии. Быть грому великому! Пойти дождю стрелами с Дона великого! Тут копьям изломиться, тут саблям побиться о шлемы половецкие на реке на Каяле, у Дона великого!».. Так, через «Слово о полку Игореве» выстраивается связь с образами и мотивами народного эпоса. Однако, если в традиционном героическом эпосе война ведется в соответствии с самыми высокими народными идеалами, а не за личные и классовые цели, то в романе «Тихий Дон» наоборот: представители радикальных политических лагерей попирают народные идеалы, разжигают межнациональную, а потом и внутринациональную вражду для достижения своих узкополитических и классовых целей. Поэтому и гражданская война для М. А. Шолохова - не время героикоромантических подвигов, а страшная бойня, «где черная смерть метит казаков, где, по словам казачьей песни, «страх и горе каждый день, каждый час». В изображении войны Шолохов приближается к толстовскому методу дегероизации, что, безусловно, шло вразрез с традицией советской литературы 1920 - 30-х гг.

Нить, которая связывает «Тихий Дон» с великой древнерусской поэмой, тянется дальше - к мифологической теме нарушения равновесия между созиданием и разрушением, когда временное берет верх над вечным. В мифологии это происходит перед концом света, а в романе - в годы «невиданных перемен, неслыханных мятежей» первой мировой, революции и гражданской войны. В предсказании столетней бабки Максимки Г рязнова явно звучат апокалиптические мотивы: «В старину не так-то народ жил - крепко жил, по правилами, и никаких на него не было напастей. А ты, чадонюшка, доживешь до такой поры времени, что увидишь, как землю опутают проволокой, и будут летать по синю небушку птицы с железными носами, будут людей клевать, как грач арбуз клюет... И будет мор на людях, глад, и восстанет брат на брата и сын на отца...» (II, 80). В этом предсказании сам Максимка и другие казаки перед самым началом революции и гражданской войны угадывают черты новой эпохи: «Телеграф придумали - вот тебе и проволока! А железна птица - еропланы. Мало они нашего брата подолбили? И голод будет. Мои вон супротив энтих годов вполовину хлеба сеют, да и каждый хозяин так. По станицам стар и млад остались, а хлоп неурожай - вот и «глад» вам» (Там же). Петро Мелехов спрашивает: «А брат на брата - это как вроде брехня?», на что кто-то замечает: «Погоди, и этого народ достигнет».

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология