Главная | Фантастическая литература. Статьи.

Обустройство в России и сотрудничество со Стерном

Это все выдумки. Так вот вдруг придет в голову, и начнет рассказывать... Я и знаю, что он шутит, а все-таки неприятно слушать. Вот эдакое он всегда говорит, иной раз слушаешь, слушаешь, да и страшно станет.

Н.В.Гоголь

На регистрации в аэропорту Сан-Антонио, из которого Мотя вылетал в Нью-Йорк, чтобы пересесть на рейсовый самолет «Аэрофлота» до Москвы, он неожиданно для себя встретился с мисс Ли Кэни, которая, как оказалось, случайно летела тем же рейсом. У нее в Нью-Йорке жила мать, и она ехала к ней на день рождения.

В самолете мисс Ли рассказала Моте историю своей жизни - как ее родители бежали из Китая, их родного города Кай-фын-фу, того самого, где сохранились древние рукописи с отрывками о приходе Христа, которые были вырезаны из Торы, распространенной в Европе раввинами талмудической эры. В XIX веке эти Свитки Закона и другие еврейские манускрипты были проданы протестантским миссионерам.

Родители спасались от ужасов «культурной революции» Мао Цзедуна, а она родилась уже здесь, в Америке. Вспоминала она, как было трудно, как вначале не хватало денег на учебу, и она даже хотела бросить ее.

Но однажды она услышала, что «Американские университеты - это то место, где российские евреи преподают математику китайцам». И она твердо решила стать математиком, чтобы преподавать теорию вероятностей тем, кто еще не понял, что в нашем невероятном мире все возможно.

В аэропорту Нью-Йорка они расстались, хотя мисс Ли и предлагала Моте задержаться на денек, чтобы с ее помощью осмотреть перед отъездом этот мировой город. Мотя чуть было не поддался этому соблазну, но вовремя вспомнил Катин звонок в университетский кампус.

В Москве Мотю встретили. Стоял декабрьский мороз и дубленка с норковой шапкой, которые ему надели прямо у трапа самолета, оказались совсем не лишними. До тех пор Мотя не знал холодов ниже минус десяти. А тут было под тридцать!

Но кто и почему прислал за ним машину, куда она отвезла Мотю, где он исчез и чем был занят почти месяц, прежде, чем им с Катей сыграли марш Мендельсона во Дворце Бракосочетаний подмосковного города Дзержинский, Мотя впоследствии никогда не вспоминал и никому не рассказывал.

А вот о свадьбе в роскошном Дворце, который гостеприимно раскрыл перед ними свои двери на Томилинской улице в доме 14/А, что в центре треугольника, образованного улицами Лесной, Лермонтовской и Дзержинского, говорил много и охотно. И вспоминал при этом, как один из женихов, дожидавшихся своей очереди поставить штамп в паспорте, читал своей невесте стихи Татьяны Киркоян:

И дорогой любви мы с тобою вдвоем Не идем, а парим над землею,

Вместе мы до конца эту песню споем,

Как не спели бы Дафнис и Хлоя.

«Не хватало только детского хора из гимназии для дево- чек-сирот моливосского приюта жертв межнациональных конфликтов», - непременно добавлял он, вспоминая эту сцену.

Только однажды, много лет спустя, кое-что об этом самом холодном декабре в своей жизни, он рассказал Камо. А случилось это вот при каких обстоятельствах.

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология