Главная | Народная культура | ИСПЫТАНИЕ КУЛЬТУРОЙ

Оборванный, с «бородой помятой»

Оборванный, с «бородой помятой», нищий, щепотки своего табаку нет, колхозный тулуп пропил, корову свел под залог и не выкупил, «из хозяев вышел» - значит, все права потерял на доброе имя: Филькой пренебрежительно окликают. Но именно в нем видят «выражение «всех порядков» - колхоза, власти и т.д.». Критикам очень не понравилось негативное, «не наше» представление Твардовского о голытьбе, однако среди нормальных крестьян было убеждение, что культурные хозяйства «под колхозы не подлежат». «Культурный хозяин» (грамотный, «сам себе агроном», образцово ведущий свое хозяйство, имеющий солидный «зажиток») - сложная проблема для юного Твардовского, как и для советской власти вообще: он попадал то в середняки, то в подкулачники, то в кулаки. Лишенный возможности открыто защищать «культурного хозяина» (трудовой и нравственный потенциал его был почти уничтожен), Твардовский ищет альтернативу ему в «положительном типе бедняка», обретающем почет и уважение созидающим трудом и мастерством (плотники, печники, доярки, льнотрепальщицы, трактористы, летчики, шоферы и т.д.). Новые профессии потребовали новых навыков, иной трудовой и бытовой культуры, иных речей и песен. Вот почему так внимателен он ко всему, что влияет на культурную жизнь деревни: книга, знания, учеба. Тут воплощался и личный его сюжет недоучившегося подростка, и проблема культурного возрождения деревни в целом. Газета, книга, грамотность, учеба, школа - ключевые слова его раннего творчества. Без упорной работы над собой, без серьезной учебы мастером своего дела не стать и новую жизнь не построить - эту мысль Твардовский исповедовал всегда.

Говоря о факте деревенской (и не только) некультурности, Твардовский не отделял себя от других, не приподнимал себя над средой, напротив, признавался в том, о чем умалчивали другие: «Мучительно ощущаю свое бескультурье. Как я в сущности мало знаю.». Он рано почувствовал в себе ростки таланта, но при этом понимал, что для его развития нужна общая культура и образование. Шесть классов сельской школы, бессистемное чтение не могли этого дать. Его дневниковые записи 20-30-х годов (да и более поздних лет) поражают беспощадной самокритичностью, горькими сетованиями о недостаточности общей культуры и малообразованности, хотя все мемуаристы, вспоминая его на разных этапах жизни, говорят об обратном. Под размашистым пером А.Македонова становление Твардовского явилось «частью общего грандиозного культурного подъема новой деревни». Однако и биография, и раннее творчество Твардовского больше говорят о сложности, протеворечивости и драматизме этого процесса. Личные качества и устремления отдельно взятого человека и общий ход жизни далеко не всегда синхронны. К тому же культурный рост личности зачастую был обязан ей самой и осуществлялся не в параллели с происходящим, а в освоении классического наследия и многовековой народной культуры. «С первых дней, - пишет

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология