Главная | Народная культура | Сказка-баллада а.с.пушкина «жених»

Мотив узнавания явно сказочный.

Он встречается во многих волшебных сказках. Но в отличие от них в «Женихе» загадка «переадресована»: она существует для всех, в том числе и для читателя-слушателя, - для всех, кроме героини. Но она по-прежнему молчит, оттягивая разгадку вплоть до финальной сцены произведения. А ее страшное, пугающее родителей поведение только усиливает таинственность и нагнетает напряжение. И это, несомненно, признак баллады.

Затем сватовство. Здесь вступает в свои права обрядовое действо. Сваха, заводя разговор о свадьбе с отцом Наташи, прибегает к устойчивым иносказательным выражениям, хвалит невесту, хвалит жениха. Это обрядовая игра. Но неожиданная реакция Наташи ломает обряд. Она (реакция) не просто «перебивает» традиционно-игровой тон и сам ход обрядового сватовства, но и обнаруживает истинное сильное чувство героини - испуг, смятение, ужас:

«Наташа к стенке уперлась И слово молвить хочет - Вдруг зарыдала, затряслась,

И плачет, и хохочет»

Такая напряженность переживания характерна для баллады.

Наконец, кульминационное звено сюжета - свадебный пир. В этой сцене, а именно в рассказе невесты

о своем «недобром сне», «сошлись» традиции всех трех жанров. Так, мотив своеобразного поединка девицы и молодца, воспроизведенного в диалоге невесты и жениха, присущ не только свадебным песням и обрядам. Он встречается и в разрабатывающих тему сватовства волшебных сказках, и в некоторых семейно-бытовых балладах. Только разрешение конфликта в разных жанрах разное. В песнях свадебного характера, как и в самом обряде, девица всегда «проигрывает», вернее «проигрывается», теряя свою «волю девичью»; в балладах девица одерживает духовную победу, но ей грозит гибель; в сказках о мудрой деве тоже верх берет героиня, но это ведет не к трагедии, а к счастью - соединению влюбленных.

Таким образом, в результате использования Пушкиным типичных для разных жанров мотивов и образов, наложения их друг на друга снимается смысловая односторонность, однозначность, однофункциональность элементов каждого жанра в отдельности. И получается как в жизни, где соседствуют и переплетаются предсказуемость, закономерность (как в обряде и отчасти - в сказке) и неожиданность, внезапность (как в балладе и тоже иногда в сказке); «пир на весь мир» (в сказке и свадебном обряде) и казнь, смерть (в балладе); радость и горе, веселая игра и трагедия. Тем более, что сам Пушкин, настраиваясь каждый раз в лад традиционным мотивам, дает им вполне жизненные, психологически точные, правда, чуть ироничные комментарии. Например, в начале произведения: «Наташа их не слышит, / Дрожит и еле дышит»; в картине появления жениха: «В санях он стоя правит / И гонит всех и давит»; особенно ясно в сцене сватовства:

«В смятеньи сваха к ней бежит,

Водой студеною поит

И льет остаток чаши На голову Наташи».

Кроме того, в результате соединения в одном повествовании сюжетных канонов разных фольклорных жанров и сами главные герои произведения начинают выполнять разные функции: невеста - и послушная исполнительница воли родителей (по обряду), и возможная жертва происков злодея-жениха (как в балладе), и сказочная мудрая дева, уличающая в преступлении своего недруга. Она и пассивна, и активна. И жертва, и победительница.

Жених тоже выполняет разные роли: он и добрый молодец («богат, умен», как величает его сваха), и злодей-погубитель, похититель девицы и в прямом, и в переносном смысле; и жених-«боярин» (по свадебному обряду), и сказочный или балладный разбойник. Такое объединение ролей невозможно ни в одном из фольклорных жанров. Оно существует только в жизни и в литературном произведении, которое эту жизнь отражает. Вводя фольклорные каноны в реальное время и пространство, давая психологические комментарии поведению персонажей, Пушкин достигает жизненной полноты изображения героев и коллизии.

Однако А.С.Пушкин не только соединяет, но и определенным образом располагает фольклорные элементы в своем произведении, утверждая наперекор традициям активную форму отношения человека к жизни, ее оптимистическое, жизнеутверждающее начало. Так, в первом же звене сюжета это активное, жизнеутверждающее начало проявляется в том, что героиня после своего таинственного (сказочно-балладного) исчезновения находится сама. Это пушкинское решение вопроса: человек сильнее судьбы, он способен победить злую силу не только в сказке, но и в жизни.

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология