Главная | Научно-популярный блок | К вопросу о роли интуиции в науке. | Интересующая нас проблема у Канта

«Критика способности эстетического суждения»

Третья Критика, как известно, поделена у Канта на две книги - «Критика способности эстетического суждения» и «Критика способности телеологического суждения». Сначала несколько слов о второй.

При чуть более тенденциозном (как в нашем случае) рассмотрении легко увидеть, что Кантово «телеологическое суждение» оказывается аналогом (содержательным) процедуры «неполной индукции»; процедуры, напомню, логически не убедительной, результатом которой выступает «правдоподобное предположение» (или, что вполне уместно здесь отметить на будущее, «эмпирический закон», как это же называется у Канта). Что касается самого термина, то за словом «телеологическое» тут попросту скрывается ещё аристотелевская идея «конечной» или «целевой причины». Поскольку же процесс восхождения от частного к общему методом неполной индукции предполагает сопоставление ряда предметов, точнее, некоторых свойств предметов (абстрагируя при этом от других) по принципу сходства - например, сравнения «органических тел» с целью выяснения предположительно универсальных принципов их функционирования, какого рода примеры Канту представлялись наиболее показательными, - способность суждения «для собственных нужд», исходя из потребности стимулирования собственно действия как попытки обобщения (так сказать, «само-стимулирование») должна исходно допустить на каком-то основании, что само это сравнивание имеет положительную перспективу; что результат («правдоподобное предположение», или «эмпирический закон») вообще достижим. В качестве подходящего в этом смысле эвристического принципа и выступает идея о «целевых причинах», или, если как у Канта, принцип «объективной целесообразности»: «Все эти пущенные в ход формулы: природа идёт кратчайшим путём

- она ничего не делает напрасно - она не совершает скачка в многообразии форм (continuum formarum) - она богата видами, но при этом скупа в родах и т.п. - представляют собой не что иное, как именно то же трансцендентальное выражение способности суждения, установить принцип для опыта как системы, а потому и для своих собственных нужд» . И, разумеется, коль скоро речь идёт о кропотливой процедуре неполной индукции, то «необходимо провести множество частных опытов и рассмотреть их в единстве их принципа, чтобы суметь только эмпирически познать объективную целесообразность в каком-либо предмете» , что вполне понятно, поскольку данный метод представляет собой, по сути, более или менее длинную цепь уточнений предыдущего (предыдущих) предположения последующим, более «правдоподобным». И понятно, что при этом «определить границы в эмпирической области невозможно» (т.е. ряд рассматриваемых «частных опытов» как данных для индуктивного восхождения к «единству их принципа» всегда остаётся открытым, заведомо неполным).
-
Таким образом, продолжая действовать методом исключения - и в соответствии с текущим интересом, ограничивающим нашу задачу рассмотрением не всякой индукции, но лишь «иррациональной», - мы здесь можем смело отложить в сторону вторую книгу КСС. Аналогия (содержательная) между Кантовой «способностью телеологического суждения» и методом «неполной индукции» (как ту же умственную процедуру принято называть сегодня), мне кажется, очевидна.

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология