Главная | Научно-популярный блок | Об изменении прошлого

Как формируется наше обобщённое представление об истории

Миры, т.е. отдельные грани универсальной действительности, концептуальны. Они являют нам те или иные контексты бытия. Всякий присутствующий в этом контексте деятель согласован с другими деятелями данного мира. Между ними существуют причинно-следственные связи и они, все вместе, образуют информационную общность. Эта общность включает в себя и историческую память. Историческая память подтверждается материальными свидетельствами. Казалось бы, всё чётко выстроено и логично укладывается в ложе мирового развития. Мир прошлого кажется нам замкнутым в себе и не подлежащим изменению. Поэтому для тех, кто привержен к конкретному варианту истории, многомировой подход ничего не меняет. Существование миров с другой историей для них недоказуемо.

Однако такой однозначный подход к истории лишь на первый взгляд является обоснованным. Историки подметили одну странную особенность исторических артефактов. Казалось бы, чем больше в нашем распоряжении исторических документов и прочих материальных свидетельств, тем более чётким и однозначным должно становиться наше видение «исторической правды». А на деле получается как раз наоборот. Выявляется множество фактов, нарушающих линейную реконструкцию событий. Как правило, оказывается, что те же самые деятели рассматриваемого контекста имели множество отношений, подходящих и под другие контексты, то есть могли участвовать и в совсем других линиях истории. Может быть, отголоски этих других вариантов и проявляются в шокирующих нас заявлениях «альтернативщиков»?

Дело в том, что история - наука статистическая. И мы не вправе безапеляционно говорить о том, что было в истории, а чего не было. Достоверно можно судить лишь о большей или меньшей вероятности разных интерпретаций для нашей действительности. Вероятность же эта определяется числом согласованных свидетелей события и документированных фактов, подтверждающих данную версию. А свидетели, могут быть согласованы весьма условно, потому что выявляют, собственные оригинальные варианты истории. Согласно многомировой теории, их свидетельства разноречивы по определению. Каждый наблюдатель реализует свой уникальный мир. Именно поэтому умножение числа свидетельств приводит к размыванию картины исторических событий.

Мне могут возразить знатоки многомирия, что свидетельства, соответствующие разным индивидуальным впечатлениям находятся в разных мирах и не должны совмещаться. Они и не совмещаются для очевидцев событий, которые видели то, что видели, и зафиксировали свои свидетельства. Но в багаже многомировой концепции есть такое замечательное понятие, как «склейки», которое играет ключевую роль в совмещении концепции многомирия с привычной для нас картиной мира. Чтобы было понятно, о чём идёт речь, представим себе, что мы выслушиваем два разных рассказа о каком-то событии. Если они совпадают в главных чертах, то, очевидно, могут быть совмещены в одной версии исторического события, которая выявляется нашим сознанием. То есть, наше сознание осуществляет частичную склейку разных реальностей по совпадающим параметрам.

Если же свидетельства противоречивы и оба обладают примерно одинаковой достоверностью, то нам ничего не остаётся, как попытаться примирить их с какой-то более общей позиции. Это тоже является склейкой разных реальностей посредством более крупного квантования действительности. В этом многомировой подход не отличается от традиционного подхода к истории. А вот если примирить трактовки не удаётся, то, следуя общей практике, мы должны были бы отвергнуть одно из свидетельств и следовать выбранному варианту. Для меня очевидно, что это явилось бы насилием над истиной. При нашем подходе, оба свидетельства воспринимаются как реальные и, даже если одно из них менее достоверно, чем другое, мы не должны его априори отвергать, а обязаны держать в голове, как альтернативный, хотя и менее вероятный вариант события.

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология