Главная | Народная культура | СКАЗКА О МЕРТВОЙ ЦАРЕВНЕ» А.С.ПУШКИНА (ПОЭТИКА СИНТЕЗА ФОЛЬКЛОРА И ЛИТЕРАТУРЫ)

(к вопросу о специфике жанра)

Великий русский писатель Ф.М.Достоевский, говоря о народности гения А.С.Пушкина, отметил, что «никогда еще ни один русский писатель, ни прежде, ни после его, не соединялся так задушевно и родственно с народом своим, как Пушкин». В чем же суть этого «соединения» и как оно осуществляется? По мнению крупного современного фольклориста В.П.Аникина, связь поэта с фольклором состоит «в приверженности «образу мыслей и чувствований», «поверьям» народа, в следовании особенному складу его мышления», о чем говорил сам А.С.Пушкин. Поэт берет лишь логику фольклорного образца. «В согласии с ней развивает и тему, а конкретное в словесном запечатлении и развитии мысли свободно».

Это совершенно верное утверждение ученого нуждается в конкретизации и уточнении. Как же все-таки происходит проникновение поэта в логику фольклорных образов и сюжетов и воплощение ее на уровне поэтики?

Как известно, А.С.Пушкин, создавая произведения в народном духе, обращался к различным жанрам русского фольклора: сказкам, преданиям, былинам, историческим и лирическим песням, другим фольклорным жанрам, в том числе и балладам. При этом А.С.Пушкин, как можно заметить, никогда не «исправлял» фольклорные мотивы и образы, не ломал сюжетный канон того или иного фольклорного образца, на который поэт опирался. Он просто виртуозно соединял разные жанровые каноны, мотивы и образы, достигая тем самым жизненной полноты и глубины изображения и утверждая иную, личностную, активную, творческую позицию человека.

Несомненный интерес в этом отношении представляет баллада А.С.Пушкина «Жених». Еще В.Г.Белинский назвал это произведение истинно народным и национальным. Великий критик писал: «Эта баллада и со стороны формы и со стороны содержания насквозь проникнута русским духом, и о ней в тысячу раз больше, чем о «Руслане и Людмиле», можно сказать «здесь русский дух, здесь Русью пахнет» . Более того, пушкинский «Жених», по словам В.Г.Белинского, кажется едва ли не более народным, чем сами народные песни: «:.. .в народных русских песнях, вместе взятых, не больше русской народности, сколько заключено ее в этой балладе» (3, 74). Это восторженное высказывание критика тем удивительнее, что, как известно, В.Г.Белинский не жаловал сказки Пушкина, усматривая в них «плод довольно ложного стремления к народности». «Жениха» же, «Утопленника», «Бесов» и «Зимний вечер» великий критик выделял, говоря, что «эти пьесы в тысячу раз лучше его же так называемых сказок.».

Пушкиноведение 20-го века расставило иные акценты на пушкинских произведениях. Сказки А.С.Пушкина были реабилитированы еще в 19-м веке и получили общенародное признание как величайшие творения пушкинского гения, как высокохудожественные, истинно народные, русские и в то же время истинно пушкинские произведения. К «Жениху» же отношение исследователей стало более сдержанным. В нем стали видеть по большей части произведение переходного, «промежуточного» характера, причем во всех отношениях. По жанровой принадлежности его определяли как «сказку-балладу» (Томашевский Б.В., Соймонов А.Д.), «сказочную балладу» (Леонова Т.Г.), балладу со сказочно-романтической основой с преобладанием в ней все-таки балладного начала (Томашевский Б.В., Слонимский А., Зуева Т.В., Сапожков С.).

По роли в художественном развитии самого А.С.Пушкина сказка-баллада «Жених» рассматривалась некоторыми исследователями как «промежуточное звено на пути к собственно литературной сказке» (5, 22), «своеобразный пролог к сказочному циклу Пушкина, предчувствие его будущих художественных открытий» (6, 23). Таким образом, пушкинское произведение предстало как некое неустойчивое художественное образование, в котором, по словам С.Сапожкова, «Пушкин еще не достигает органического сплава авторского и фольклорного начал» (6, 23) и, как считает Т.В.Зуева, «не смог «скрестить» литературную балладу с народной волшебной сказкой, обладающей принципиально иным соотношением с реальностью. В его балладу вошли новеллистическая сказка и фантастика несказочного плана» (7, 44). Думается, что оба эти утверждения требуют уточнений. И отправной точкой и руководящим принципом здесь могут послужить уже приведенные высказывания В.Г.Белинского, довольно общие по форме, но, на наш взгляд, абсолютно верные по существу.

Поэт сам указал главные фольклорные источники своего произведения. При первой публикации баллада имела подзаголовок «Простонародная сказка». Это один источник. Другой назван в последней строчке произведения:

«Прославилась Наташа!

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология