Главная | Фантастическая литература. Статьи.

К вопросу о роли интуиции в науке.

Как это звучит на языке и. Канта

Позволю себе начать с такого странного на первый взгляд вопроса: известная «проблема индукции», она для кого - проблема? (То есть, я пытаюсь как-то её, проблему, персонифицировать, иметь в виду в связи с ней конкретных людей, а не просто безликую, умозрительную формулировку.) И ещё: до каких границ, если таковые есть вообще, проблематичность индукции простирает свою значимость?

Однако, в нескольких словах напомню: суть дела в том, что, во-первых, индуктивное обобщение выносится на основании ограниченного числа частных случаев, тогда как претендует оно на универсальность, т.е. бесконечное число частностей подобного рода - вывод, таким образом, говорит больше, чем могут сказать посылки. И это противоречие неустранимо, поскольку нельзя «пройти бесконечность» (частных случаев), или «объять необъятное». С другой же стороны, нет логического закона, который регулировал бы переход от частного к общему. И тут же, следом, возникает ещё вопрос: а из этих двух пунктов (заведомая ограниченность данных для вывода и отсутствие логического правила) - какой более существенен и, опять же, для кого? ...

Впрочем, надо бы что-то и отвечать, а то, подозреваю, даже и сами вопросы пока что не очень-то понятны.

Думаю, для логика такой проблемы («проблемы индукции») вообще не существует, хоть она формально и числится по департаменту как раз «логических проблем». Просто потому, что у логики вообще не может быть никаких проблем; у логики есть пределы компетенции, выходя за которые она, как выражался Ницше, «впивается в собственный хвост». Это если она всё же притязает на решение запредельной проблемы - примером могут быть тщетные попытки с позиций логики истолковать феномен музыки. В данном же случае, логика лишь констатирует факт: индукция как умственная процедура - за пределами моей компетенции, в исконных же пределах проблем нет. При этом логика, в некотором роде, создаёт проблемы другим философским или научным дисциплинам: формулирует законы правильного дискурсивного мышления (или, напротив, заведомо неправильных его форм), принципы построения умозаключений, да и отдаёт их в пользование другим - пусть, соблюдая их, маются. Так, в частности, логика и преподнесла «проблему индукции» методологии науки (иначе - философия науки).

Вот. Перед методологом проблема индукции, надо полагать, должна стоять в предельной своей остроте. Методолог же, по долгу службы, должен выдавать рекомендации учёному - как правильно делать науку (такую задачу сами методологи перед собой ставят). Но это при том, что всякая наука начинается как раз с наблюдения (включая даже алгебру, которая, по определению, к примеру, Д.Пойа из классического учебника "Математика и правдоподобные рассуждения", главы "Индукция", есть, прежде всего прочего, «наблюдение за свойствами чисел» - как бы «наблюдение умом», а не глазами, ушами или кожей, что в общем смысле определяется как «чувственное созерцание»); всякая наука начинается с наблюдения частных случаев, заранее имея в виду выведение отсюда универсальных принципов, новых понятий, объясняющих, как предполагается, «скрытую суть» наблюдаемых феноменов («природу вещей», как выражались древние). И в этом смысле, «метод» добывания (и трансляции) Знания - в виде желательно более абстрактных принципов, при необходимости применяемых к возможно более широкому кругу конкретных случаев - не изменился с тех пор, как его изобрели древние греки. Вот и спрашивается, как объяснить учёному правильную научную метОду, если заранее известно - и это нельзя обойти ни с какой стороны, - что в самом что ни на есть истоке процесса исследования обнаруживается наблюдение и, следовательно, «ненадёжная индукция» (по крайней мере, в качестве предварительной процедуры)?

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология