Главная | Народная культура | ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ДЬЯВОЛЕ В МИФОЛОГИИ СЛАВЯНСКИХ И ГЕРМАНСКИХ НАРОДОВ | Представления о дьяволе в образах зверей и птиц

Гримм в «Немецкой мифологии»

Гримм в «Немецкой мифологии» аналогично обращает внимание на козлиное обличье дьявола: «Представления о дьяволе в образе козла восходят к глубокой древности. Все ведьмы думали о своем предводителе как о черном козле, которому они на торжественных собраниях воздавали честь, словно богу. И наоборот, искупал грехи и изгонял дьявола белый козел». Такой белый козел был, по мнению автора, пародией на бога. Вызывает интерес замечание Гримма о том, что козел ранее был священным животным Донара. В германской мифологии бог-громовник. Соответствует скандинавскому Тору - это доказывает близость дьявола к древнегерманским богам. Как и Афанасьев, Гримм приводит народное швейцарское поверье, по которому жители Швейцарии не едят козьи ноги, так как «сатана представляется им сразу с козьими ногами или при снимании сапог у него выступают наружу ноги серны». Вскользь упоминает немецкий мифолог и о появлении дьявола в образе козы, однако такие представления о чёрте в народных представлениях достаточно редки.

Я. Гримм подчеркивал, что представления о дьяволе как о “похищающем души” волке были распространены уже в эпоху отцов церкви. В произведении Гриммельсгаузена “Симплициссимус”, по указанию Я. Гримма, встречается выражение «адский волк». Афанасьев при анализе этого явления отмечал удачное сближение Я. Гриммом старонемецкого слова ‘аг” с его аналогами во всех славянских языках: “.польск. wrog, чешск. wrah, слав. врагъ означаетъ “преступникъ”, “злодей”, “разбойникъ”, а происходить из староверхненемецкого warg(волк). Ужасающая пасть дьявола имеет общие черты с волчьей пастью и самимь адомъ.”. По Афанасьеву волк также имеет самое прямое отношение к чёрту. “На демонический характерь волка - злого врага, подстерегающего свою добычу, намекаютъ поговорки: “Сказалъ бы словечко, да волкъ недалечко”, “Про вовка помолка, а вовк у хату”. На Украине старые люди не называютъ волка по имени - из боязни, чтобы он не явился неожиданно на ихъ дворъ; по общему мненш лучше называть его дядькой. Губительная хищность волка по отношенш к лошадямъ, коровамь и овцамь представлялась пастуше- скимъ племенамъ аналогичной с тою враждебною противоположностью, в какую поставлены природою тьма и светъ, ночь и день, зима и лето.”

Не менее значительная роль в анализе народных представлений о чёрте отводится образу свиньи. Афанасьев отмечает, что “.прожорливой свинье . часто придается в народныхъ сказашяхъ тот же злобный и враждебный характеръ, как и хищному волку. У египтянъ, по свидетельству Геродота, свинья почиталась нечистою, и тотъ, до кого она дотрагивалась, долженъ былъ омыться в священныхъ во- дахь Нила; у арабовь свинья и демонь обозначаются однимь име- немъ.”

Я. Гримм говорит о том, что дикий кабан был священным животным многих богов и являлся основной пищей множества героев. Но в области языческих верований особенно замечательно то, что один и тот же поэтический образ часто служит для обозначения как силы светлой, благотворной, так и противоположной ей - силы темной, губительной. Поэтому кабан в то же время является животным, напрямую связанным с дьяволом. Злой дух представляется в образе хрюкающей свиньи. То же отмечает и Афанасьев: “Народы аршского происхождешя представляли бесовь в различныхь звериныхь образахь и между прочимь громко хрюкающими свиньями”.

В «Немецкой мифологии» мы встречаемся и с представлениями о дьяволе в образах змеи, червя и дракона. Хотя дракон - существо мифическое, мы считаем нужным рассмотреть его как животное, в которое обращается дьявол, потому что дракон соединяет в себе черты нескольких животных в разных контаминациях. Гримм даёт ссылку на источники, в которых дьявол изображен в виде дракона, который «своим хвостом закрывает три четверти звезд на небе». Довольно распространены, по свидетельству исследователя, представления об «огнедышащих, отравляющих ядами червях, охраняющих сокровища драконах и впечатляющих змеях». В Германии по сей день человек, у которого плохо идут дела, говорит: «На всё моё счастье дьявол положил свой хвост», что характеризует дьявола как дракона с хвостом. Говоря о чёрте как змее, Гримм приводит в подтверждение свих слов пример евангельского змия-искусителя, в образе которого и предстал сатана перед Адамом и Евой, а также проводит параллель между змеиным обликом дьявола и сказанием о Торе, который выловил из пучины моря «мировую змею».

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология