Главная | Книга воспоминаний | ПАСТЫРСКИЙ КРЕСТ | ГЛАЗА СВЯЩЕННИКА

Это был отец Геннадий

А потом было ощущение удивительного покоя и какой-то тихой улыбки на лице. Я наблюдала за своими детьми и удивлялась, и радовалась, как спокойны были они, словно у себя дома, как доверчиво тянулись к отцу Геннадию. Ho самое замечательное было то, что вместо страха и тревоги, в сердце поселилось чувство защищенности и беззаботности: словно бы я опять была маленькой доверчивой девочкой и сидела на коленях отца, в кольце его охраняющих рук и мне нечего бояться; Отец позаботится обо мне. Главное — верить Ему.

Взглянув в глаза отца Геннадия, не поверить было невозможно. Если душа моя откликнулась на его взгляд, а он тот, кто посвятил свою жизнь служению Богу, значит это то, чего искала и к чему стремилась я всю свою жизнь.

Отец Геннадий венчал нас. За ним перешли в храм Малого Вознесения на Большой Никитской. Мы очень любили его службы. Все было удивительно по-домашнему и в то же время возвышенно, но самым трогательным было то, как отец Геннадий, обходя с кадилом вокруг нас, прихожан, смотрел нам прямо в глаза и бесконечно добрым был этот взгляд и он объединял нас, всех верующих. Мне часто хотелось подойти и поговорить с отцом Геннадием о каких-либо житейских проблемах, но пред глубиной этого взгляда все проблемы вдруг становились мелкими, легко разрешимыми, несущественными.

Дела наши удивительно продвинулись. Девочки стали посещать воскресную школу. Общение в семье стало заметно мягче, терпимее, что ли, тише как-то, спокойнее. Вместе с христианской литературой в доме появились разговоры на неведомые ранее темы. Нам стало легче противостоять всему тому ужасному, что внедряется в нашу жизнь извне. Мы стали соблюдать посты и ощутили их благотворное воздействие. Я, совершенно неожиданно для себя (никогда даже в мыслях не было), была зачислена в аспирантуру соискателем, взяла для исследования семейную проблематику (хотя с самого начала меня отговаривали брать эту тему: “Семья — это провальная тема”, — говорили мне. Ho я чувствовала, что мне важна была не защита, а то, что я могу сделать для возрождения христианской семьи в России) и, несмотря на самые неблагоприятные обстоятельства и препоны, защитилась,как говорили, блестяще и теперь имею больше возможности работать в направлении укрепления семьи.

Уже позднее я узнала, что особо чтимой иконой храма Малого Вознесения является икона покровителей супружества святых благоверных князей Петра и Февронии Муромских...

В одно из воскресений, через семь лет после того, как в нашей жизни появился отец Геннадий, девочки, вернувшись из храма, принесли печальную весть: отца Геннадия больше нет с нами... На этом снова кончаются все слова и только слезы скорби и горя вместо слов. И все же, и все же есть что-то светлое и в этой печали. Что? Может быть, это вера, что нашему доброму пастырю лучше с Тем, Кто призвал его к себе, что он испил свою земную чашу, а наше горе и скорбь — это скорбь о нас самих, что он ушел, а мы остались без него. А в утешение нам — надежда на новую встречу...

Господи, помоги нам идти теми путями, которые приведут нас к долгожданной встрече с теми, кого помним и любим.

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология