Главная | Народная культура | Фольклоризм баллад Н. Гумилева

Данная баллада по типу композиции монологична.

При этом монолог Змея введён авторскими словами, содержащими повествовательный элемент. Монологическая балладная композиция с вводными авторскими словами встречалась ещё у М. Лермонтова («Тростник») и имела фольклорно-песенную стилевую окраску. У Гумилёва же монолог Змея (исконно фольклорного образа) эту песенность теряет. Но ориентация на фольклорный стиль, конечно, существенно изменённый, у поэта не исчезает. Автор использует здесь литературно-фольклорные выражения: «дива дивные» вместо «диво дивное», «чуда чудные» вместо «чудо чудное», «заморская страна» вместо «заморские страны», «беловежский старый тур» вместо «гнедой тур - золотые рога». Вместо традиционного фольклорного сравнения «красавица, словно лебедушка» или «словно лебедь белая» Гумилев создает развернутое сравнение: «красавиц таких, лебедей/ С белизною такою молочной». Наряду с фольклорными эпитетами: «былые года», «змей крылатый», «походка статная», - поэт создает свои, индивидуально-авторские: «медный панцирь», «хищная луна», «мерный клекот», «серебряный звон», «Русь лесная», «торжественное княжеское ложе».

Поэт обращается к сказочно-былинным мотивам не случайно. Баллада «Змей» написана в 1916 году, когда Россия была втянута в мировую бойню, когда гибли люди, когда рушились устоявшиеся законы и утрачивались морально-этические ценности. Именно о России Гумилев в эти годы с горечью сказал:

Та страна, что могла быть раем,

Стала логовищем огня...

Душа поэта жаждет прекрасного, и, не найдя его в современной жизни, художник обращается к прошлому Руси:

Ах, иначе в былые года Колдовала земля с небесами,

Дива дивные зрелись тогда,

Чуда чудные деялись сами...

В балладе «Змей» нашли свое отражение черты современной поэту действительности: трагическое одиночество человека в этом огромном мире, тоска по прошлому величию Руси, поиски красоты и гармонии. Ср.:

Высота ли, высота поднебесная,

Г лубота, глубота акиян-море,

Широко раздолье по всей земли,

Глубоки омоты днепровския.

(былина «Про Саловья Будимеровича») (12, 9) Таким образом, подводя итог всему сказанному выше, можно сделать следующий вывод: Гумилев, используя фольклорные мотивы и образы, переводит содержание своих баллад в философский план, пытаясь в прошлом найти ответы на вопросы современности.

Особенности женских образов в русской народной сказке

Устойчивость характеров персонажей является одной из особенностей русских народных волшебных сказок. Одно из ведущих мест в типологии персонажей занимают женские образы. Если не рассматривать негативный ряд сказочных героев, то этот типологический класс включает в себя три категории - «богатырши-воительницы», «мудрые девы», «сироты» или «падчерицы». Мы рассмотрим и попытаемся выделить типичные черты, составляющие сущность этих образов, а также их связь с древней славянской мифологией и сюжетообразующее значение.

Каждый из трех основных выделенных нами типов персонажей обладает некими характеристиками, которые являются наиболее постоянными, не зависят от внутрисюжетных метаморфоз. Такой постоянной характеристикой может служить имя, индивидуальный статус, семейный статус, социальный статус и пространственный статус.

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология