Главная | Книга воспоминаний | ВСПОМИНАЮТ СВЯЩЕННИКИ | ОН БЫЛ РОДНЫМ

Что меня поразило в нем уже в первую встречу?

Прежде всего, само появление такого молодого русского богатыря в церкви в то время было случаем незаурядным. Ho еще больше поражала совершенно неподдельная его кротость и смирение. Делая ошибки при чтении церковнославянского текста, он так потом извинялся, так просил потерпеть его невежество, что это не могло не запомниться...

Потом я ушел в армию, а придя в отпуск — услышал, что отец Геннадий уже учится в семинарии. Это был серьезный поступок. Ведь если бы он поступал, но не поступил, или если бы учился, но потом ушел оттуда — «волчий билет» на всю жизнь был бы ему обеспечен. Значит, человек решился на все, человек решил служить Богу, невзирая на последствия.

Впоследствии, когда я уже был насельником On-тиной пустыни, я часто видел там отца Геннадия. Он приезжал, чтобы помолиться, причаститься, припасть к дорогим могилкам оптинских старцев, которых глубоко чтил всю свою жизнь. Поклонение православным святыням вообще было для него духовной потребностью.

Когда он приезжал в Оптину, нам приходилось достаточно долго беседовать. И поражало опять — при его богатырской комплекции, при его громадном авторитете среди людей — это смиреннейшее желание поставить себя всегда на последнее место. И в любом разговоре — отдать последнее, главное суждение другому человеку.

И это великое умение — поставить себя ниже другого и смотреть на него снизу. Потому что, когда мы смотрим на ближнего сверху — нам почти невозможно (за нашей самостью) разглядеть его нужду, его боль, его душу. Умение стать совершенно таким же, совершенно родным другому человеку отличало отца Геннадия всегда.

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология