Главная | Народная культура | Образы войны и земледельческого труда в романе м. А. Шолохова «тихий дон»

«А что делать царю?

Серчай не серчай, а гости смотрят, как он поведет себя. Отрубишь цыгану голову, скажут, что, мол жестокий да несправедливый, да дочерей своих не любит, с другой стороны, с конем больно жалко расставаться». В русской сказке вместо этого, пожалуй, могло бы быть лаконичное «крепко задумался царь». Примеров подобных масса, и все они психологически интересны по-своему: цыган казнится тем, что вовлёк друга в беду. Молодой цыган уходит из табора, так как отец не понимает его. Некрасивая девочка мучается из-за своей внешности; цыган начинает пить из-за переживаний по поводу смерти отца и матери; парень стыдится того, что ему хочется украсть золотые ложки у своего спасителя; молодая цыганка подробно объясняет, почему не хочет выходить замуж за цыгана и др. В героях цыганских сказок, как видим, много чувства. Но психологией наделены не только живые люди, но и мертвецы (злятся, радуются, любят, ненавидят). Даже конь наделен переживаниями: «А конь всё по-цыгански понимал. Обиделся..., что Вайда ему не доверяет, морду в сторону повернул. Улыбнулся Вайда, понял всё, вскочил в седло».

Психологические состояния героев в цыганских сказках не имеют, на наш взгляд, определенного клише, тем более - определенных языковых формул (типа русских: «тужит дед, тужит баба.», «крепко задумался.», «пригорюнился.» и т.д.). И это при том, что иная, не психологическая русская формульность (типа: «стали жить-поживать.», «много ли, мало ли времени прошло.») «заняла прочное место в цыганском фольклоре», при этом воспроизводилась на русском языке. Цыганская сказка, как показывают наблюдения, любит сам процесс рассказывания о чувствах и, отказываясь от психологического русского лаконизма, сохраняет возможность варьирования чувств (в зависимости от ситуации, т.е. сюжетного вымысла).

В цыганских сказках очень много и иных элементов, рассчитанных на чувство и переживание. К ним относятся божба (от «божиться»), сентенции, афористические выводы, отражающие наблюдения над жизнью. Всё это сопровождает сюжет, но является не менее ценным для сказки, чем события. Божба - это ложная клятва, доказательство будто бы правдивости слов или справедливости (на деле неравноценной) сделки, это способ достижения успеха в «цыганском деле». В этой божбе есть, на наш взгляд, своеобразная поэзия, заключающаяся в максимализме чувств и гиперболизме образов. «Да разбей меня, солнце, если я об этом знал, развей ты меня, как песок веется, развей ты моё счастье, да чтоб мне всю жизнь детей моих не видеть, да чтоб у меня никогда в руках лошадиной шерсти не было, да чтоб моя семья сгорела, если я когда-нибудь замечал это у своей лошадки» (1, № 59). «Чтоб не было счастья моим лошадям, если я шучу». «Так чтоб я на 25 лет в тюрьму попал» . Разумеется, русские сказки лишены этой черты.

Научно-популярное

НЛО

Суеверия и Фольклор

Паранормальное

Космология